Ведьмина доля. Глава 25

Ведьмина доля. Глава 25
— Как же изуродован дар… Ты стала некромантом, причем не так давно. И раньше были зачатки этого таланта, но теперь он вытесняет дар целителя. Это с тех пор, как ты смогла вылечить себя и втолкнуть в свое тело жизнь. Ущерба для личности не было, но память потеряна. Что ты делала до того как покончить с собой?
Контент:


— Я не хотела умирать. Думала об этом, но не хотела…

— Расскажи это кому хочешь, только не мне.

Он усадил меня в кресло и, заглянув в глаза, сказал:

— Опасно вспоминать такое. Раз уж ты сильный маг, надо понять, что изменило дар. Это неприятно, но вспоминай

В черных зрачках я видела свое отражение. От гипнотического взгляда делалось дурно. Комнату медленно заволокло туманной дымкой. Реальность расплывалась и таяла. «Вспоминай!» — звучало у меня в голове многократное эхо. Я сопротивлялась, шептала: «Это не настоящее! Все это ложь! Все давно осталось в прошлом! Это неправда! Это было не со мной!..».

Что было не со мной? Что если я пыталась покончить с собой, потому что случилось что-то ужасное? Нет, и все-таки я должна знать. Я ведьма теперь, справляюсь как-нибудь.

Комната с бежевыми обоями проваливалась во тьму. Я судорожно схватилась за ручки кресла и закричала от нахлынувшего отчаяния.

***

Реальность сменилась. Вопль быстро перешел в сдавленный хрип, который тут же оборвал удар под ребра. Задыхаясь от боли, я закрыла глаза. Оказалось, что ногти впиваются в нечто твердое, давящее на шею. Мне страшно и хочется освободиться. Сердце бешено колотится в груди, и дышать больно.

— Еще и царапаешься дрянь!.. Отпусти, а то хуже будет!

От страха впиваюсь сильнее и втягиваю голову в плечи, ожидая еще одного удара. Слышу, как кто-то вскрикнул. Глаза открывать по-прежнему страшно. Левую щеку обожгла пощечина. Кто бил с явным удовольствием, радуясь, что сдачи дать некому. Всхлипнув, я дернулась и прошептала:

— Прекратите… пожалуйста прекратите!

В ответ раздался издевательский смех.

— Что? Громче, не слышно!

— Так что ты сказала уродина?

Чья-то рука вцепилась в волосы, мне запрокинули голову назад. В следующий миг ударили по ладоням с такой силой, что пальцы невольно разжались.

Я прикусила губу, попыталась закрыть лицо, но в следующий миг руки заломили назад.

— А у нее все тело изрезано или только морда такая?

Кто-то убрал со щеки прядь и взял меня за подбородок.

— Сейчас и посмотрим, — раздался другой голос над самым ухом.

— Не… не надо, — почти плакала я.

Сильные пальцы стягивали балахон. Дрожа от холода, я широко распахнула глаза, чтобы понять, зачем надо мной так издеваются.

— А ведь девчонка ничего так! — рассмеялся один из моих мучителей.

— Кому ничего, а кому так себе, — вторил ему еще один.

— Да нет, вполне хороша, и без этих тряпок ей лучше. Снимем остальное?

Это были мальчишки из нашей школы. Они учатся на два класса старше. Почему они не хотят дать мне спокойно жить? Ведь я ничего им не сделала.

Рванулась в сторону и прижалась к стене, переводя взгляд на каждого по очереди. Меня схватили за руки, один удерживал, а второй разрывал майку.

В тот миг я мысленно взмолилась о помощи, обращаясь непонятно к кому. Это последнее усилие опустошило меня. На глазах навернулись слезы. Беспомощно обвиснув на руках, со страхом ждала, что со мной сделают. Я надеялась, что все-таки убьют. Да, смерть могла избавить от всего. Я задержала дыхание, чтобы задохнуться. А с трупом пусть делают, что хотят. Но получив сильный удар в живот, я шумно выдохнула и тут же втянула воздух. Еще какое-то время били и насмехались, потом ушли.

Медленно опустившись на пол, я начала собирать одежду. В глазах было мутно от слез, я ничего не видела, и искала вещи ощупью, как слепая. Ладонь, нащупавшая мягкую ткань балахона, остановилась. А зачем продолжать бороться? Ведь сегодня вторник. Значит, еще три дня я буду ходить в любимую школу, видеть тех, кто так жестоко обошелся со мной.

И ведь им ничего не сделают. Бесполезно писать, просить защитить меня, избавить от этого кошмара. Всем плевать на мои переживания. А что такого со мной сделали сейчас? Несколько раз ударили и разорвали одежду? Обычное дело, не стоящее внимание. К тому же скажут, что виновата я сама. Нормальных девочек, которые не дают к этому повода никто не пытается раздеть.

Я подняла руки, чтобы ощупать майку. Ничего серьезного… ее легко зашить. А я? Что делать теперь со мной? Сама себе я казалась грязной и еще больше изуродованной.

Разве не из любой ситуации можно найти выход? Из любой — это просто.

Медленно будто в трансе я оделась, взяла сумку с учебниками и пошла домой. С каждым шагом я чувствовала, как во мне умирает человек. Где-то там внутри захлебывается от слез и воплей. А я? А я уже мертва.

В ванной не включая свет, тщательно вымылась и выстирала всю одежду. Майку старательно выжала и присела на кровать, чтобы зашить ее. Шов получался мелкий ровный, черная нить сливалась с черной тканью и даже не сразу понятно, что когда-то было зашито. Закончив работу, осторожно обрезала нить и завязала узел. Затем встала и аккуратно расправила не нужную больше тряпку на батарее.

Внимательно осмотрела ссадины на запястьях и лице, стараясь зачем-то запомнить их. На месте красных пятен скоро появится синяки, но это уже не имеет никакого значения.

Записку писала аккуратно и спокойно, просила меня не тревожить, потому что очень устала и плохо себя чувствую. Оставила ее на кухонном столе и вернулась в душ за бритвой. Пол был еще мокрым — выбравшись из ванной я ступила босыми ногами на холодный кафель и не сообразила, что нужно вытереть воду. А теперь снова почувствовала холод и сырость. Скоро я буду там, где ничего этого нет...

***

— Алиса!.. Да во имя всех демонов вернись! Алиса! Вернись же!..

Морок таял, а мне уже и в лицо водой брызгали, и за плечи трясли. Открыв глаза, я осмотрелась по сторонам.

— Ты прав. Я должна быть мертва. Ничего, это еще можно исправить, — вскочив с места, бросилась к столу, где лежал мой магический кинжал.

Читать дальше

02:00
558

5 комментариев

01:03
Это прода. Полный текст главы будет 8 июля
01:16
Полная версия главы))
Комментарий удален
04:58
04:59
Иллюстрация к главе.