Вечная игра глава 8

Сегодня вечером Алекс твердо решил пойти к Мари, своей мачехе. «Как я не занят, а откладывать нельзя, а то проблем будет еще больше», — думал он. Чтобы не встречать надоедливых просителей и придворных подлиз, он шел через заброшенные коридоры, а не через сад, где в свете фонарей бродила вся эта публика.

Кроме того, все знали, что пару месяцев назад он простился с любовницей, удачно выдав ее замуж, и теперь некоторым дамам не терпелось занять ее место. Некоторые навязчивые барышни присылали надушенные письма с самыми интересными предложениями, это иногда просто раздражало. «Они меня слабоумным считают что ли?!.. Сам себе не могу девку найти?..» — иногда рычал Алекс, бросая в огонь очередной перевязанный яркой лентой конверт.
Контент:

Из пустых темных коридоров, где гулким эхом отдавались шаги, он вышел в ярко освещенные залы, украшенные коврами. Мари нашлась у себя в комнатах. Красавица казалась настоящей ведьмой — маленькая, подвижная, с тонкой талией. В карих глазах плясали искры, блики от пламени камина играли на густых огненно-рыжих волосах и нежной коже.

«Повезло негодяю, такая королева досталась! Только ей с мужем не повезло…» — привычно подумал Алекс, наблюдая, как она со скучающим видом слушала дам из своей свиты. Впрочем, увидев пасынка, она оживилась, ведь Алекс приносил вести о том, что происходит в городе.

— Ты на чай или дело есть? — спросила она.

— Поговорить надо бы.

Мари небрежно обратилась к дамам.

— Оставьте нас, но будьте поблизости, вы мне можете понадобиться.

Послышались разговоры в полголоса, зашуршали юбки и дамы ушли. Скоро в комнате стало тихо.

— Что стряслось?

— Твоя дочь допекает всех своей праведной дурью. Теперь ей в голову стукнуло присутствовать на погребальных процессиях. Зачем — я так не понял. Несет какую-то чушь про долг милосердия. В городе неспокойно, а она пытается тащить за собой свиту, ко мне приходила, требовала, чтобы я снял часть своих воинов с охраны города, чтобы они с ее дамами нянчились. Свита в ужасе, пытаются под всеми предлогами в новую игру принцессы не играть. Наши уже ругаются, как черти. «Лучше бездну охранять будем!» — говорят. Мари, объясни ты ей, что она только мешает покойников сжигать своими выходками. Пусть дома сидит. Так всем спокойней.

— Ух, я бы на это посмотрела! А она уже ездила на церемонии?

— Еще бы. В белом платье, на белой лошади. Это, наверное, чтобы сразу в темноте было видно, где тут дочка князя. Прямо — стреляй, не хочу.

— Вот бестолочь. Поговорю. Но не запереть же ее в замке? Делать девочке нечего. Подружек у нее никогда не было. С мальчиками своего возраста она играть не хочет. В куклы — надоело. Вот и выдумала играть в спасение мира. А миру это надо?

— Да, миру не весело от этого. Лучше бы она ничего не делала.

— Лучше, — кинула Мари. — Но даже не надейся. В гости на мою родину ее послать что ли? Хоть отдохнем немного.

— Но это не все. Она попросила Бродерика навесить Артуру побольше никому не нужных предметов. А то ему делать больше ничего! Он устает от дел отряда, а тут еще и всякую чушь учить. Я уже пытался объяснить ей, что это не хорошо. Но моих объяснений мало.

— Вот же чудовище. Хоть садись и пиши список тем для следующей беседы.

— Да от нее бед не меньше, чем от целой шайки. Я бы один не справился с ней.

— Никто бы справился. А, кстати, слышал последнюю сказку?

— Какую?

— Я оказывается любовница Хельги или наоборот.

— Надо же, наконец-то, что-то новенькое, — рассмеялся Алекс.

— Это дочка поведала. Приходит такая вся расстроенная и спрашивает: «Мама это правда?». А я смеюсь до слез, как дура. Я представила это зачем-то.

— Надо будет сестре рассказать, как вернется.

— А, кстати, пора бы ей обратно. Она сказала только на три дня едет.

— Где три дня, там и неделя.

— На нее не похоже. Обычно держит свое слово. А, вообще, ребятки ваша четверка меня все больше изумляет. Каждый отличается от жителей Книв, будто с луны свалился. А может вы посланцы из других миров?

Парите над поверхностью миром, и каждый свободный миг возвращаетесь в свои родные вселенные отдохнуть. Как еще объяснить, что остров на вас не влияет? Даже я тут научилась всяким гадостям, а вы нет. Да еще стараетесь переделать этот остров, каждый на свой манер. Ты вот пытаешься воскресить рыцарство, дочка моя бестолковой благотворительностью занимается, а Хельга с Артуром в один прекрасный день тут все поставят с ног на голову или наоборот — уж как получится. И никто из вас не спрашивает разрешения, не нуждается ободрении — вы просто делаете, то что вам надо и все. Даже страшно иногда за этот мир…

— Ничего страшного, — пожал плечами Алекс.

***

На обратной дороге вспоминал небылицы, которые рассказывали о сестре. За десятилетия ее жизни Книв их придумали великое множество — одна другой оригинальней. Темы тоже были самые разные от любовных похождений до кровавых ритуалов. Однако он хорошо знал, что на все это у Хельги нет времени. У нее была куча идей, как изменить проклятый остров, и все они требовали времени, сил и денег. Ни толпа любовников, ни черное колдовство — не могли уместиться в ее распорядок дня.

Единственное увлечение, которое Алекс наблюдал своими глазами — связь с одним из ее учеников. Много десятилетий назад в отряд пришел гордый, заносчивый мальчишка — Алистер. С первых же минут умудрился разозлить Хельгу. Почему после этого она взяла его в ученики, воин не сразу понял. Сначала думал из желания отыграться, ведь она была слишком требовательна к нему — постоянно выговаривала за лень, отчитывала за малейшие ошибки. Однажды Алекс увидел, как Хельга светло улыбнулась, заметив, что ее подопечный сделал упражнение безупречно.

Как-то он спросил: «Что же ты делаешь с моим оруженосцем? Ругаешь почем зря, не даешь отдыхать. Зачем это надо?».

«Паренек очень силен и вынослив, но избалован. Через годы — будет отличный лучник. А сейчас по-другому с ним нельзя — на шею сядет или начнет собой любоваться. А так он занят и никакой ерунды в голову не лезет», — ответила сестра.

«И это все? — не сдавался Алекс. — Мне показалось, тебе он нравится».

«Да, его я оставлю себе навсегда. Только пусть подрастет сначала».

«А если он не захочет быть рядом с тобой?»

«Это вряд ли!»

Впрочем, закончилось все трагично. Когда во время покушения погибла Рейна — мать Артура, оказалось, что родители Алистера принимали участие в заговоре. Им обоим отрубили головы на площади, а сам юноша исчез во время беспорядков. Но Хельга его так и не забыла.

***

У его комнат ждал посыльный со срочным поручением. Распечатав конверт Алекс, присвистнул. В сообщении, написанном неровным подчерком, говорилось, что известный негодяй — пират, примышлявший раньше ближе к Северным островам обокрал судно недалеко от Треугольника порталов. Таинственный флот с черными парусами появился среди ночи, окружил груженный золотом и серебром корабль. Команде пришлось сдаться и вернуться в порт налегке. Слишком уж дурная слава была у этих разбойников и их предводителя. Напоследок вручили капитану ограбленного корабля нелепую расписку, в которой говорилось их кем золото украдено и на что будет потрачено. Этим дело не закончилось другой груз через несколько часов взяли с боем.

Последняя строчка порадовала: «Предводитель ранен в плечо, еще у него рассечена левая бровь и скула».

«Теперь у мерзавца появились особые приметы, — подумал он и усмехнулся. — Но если хватать всех, у кого так ранено лицо, можно арестовать пятую часть моего отряда. А что если среди них прячется этот великий и ужасный разбойник?».

Если так пойдет и дальше, то Алексу придется присоединиться к поискам этих негодяев. Хотя он в морском деле разбирается крайне плохо. И тут-то пригодилась бы помощь сестры, но где она? Кстати, Хельга наверняка должна знать о преступниках хоть что-то, если учитывать, сколько у нее знакомых в этой среде. Но с этой шайкой пиратов все непросто. Они появились пять лет назад и первые же ограбления удачны, но этим странности не закачиваются. Во-первых, у них великолепные суда специальной постройки, в то время так обычные морские разбойники ходят на торговых судах, которые удалось захватить; во-вторых, они идут и против ветра, с такой скоростью, будто на борту есть стихийные маги; в-третьих, у остальных разбойников нападения были хаотичными, а у этих все идеально рассчитано. Мало того, что воры узнают о дорогих грузах, так еще умудряются их забрать без больших потерь. Никогда не было у разбойничьих шаек такой дисциплины и таких продуманных планов. Кроме того, исчезали они бесследно.

Алекс думал, что кто-то из правительства продает им сведения и повсюду работает шпионская сеть. А еще одна закономерность не давала ему покоя, когда Хельга была в городе, грабежи совершались редко.

«Хорошо, однако, все складывается — только она из города, так на просторах морей появляется, откуда не возьмись, этот висельник. Ох, не нравится мне это…», — подумал он, скомкав послание.

Читать дальше

Вернуться в содержание

Смотреть иллюстрации

02:00
544

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!