Ведьмина доля. Глава 37

Ведьмина доля. Глава 37
​Эпиграф:
«До чего ненависть похожа на любовь.

Вспомни, как многие из наших друзей, мужья и жены, мучают друг друга, подозревают, ревнуют, дня не дают друг другу дышать свободно – и, право же, больше похожи на тюремщиков или рабовладельцев, чем на любящих супругов. А теперь вспомни, каковы эти самые люди со своими врагами – щепетильны, сдержанны, независимы, исполнены достоинства, следят за каждым сказанным словом. Ха! Не приходило ли тебе когда-нибудь в голову, что любой из них, сам того не зная, больший друг врагу своему, чем собственному мужу или жене?»

Бернард Шоу «УЧЕНИК ДЬЯВОЛА»



Прошло полгода с тех пор, как Макс разозлил меня своим неожиданным и непрошеным вторжением в мою жизнь.

За это время я привыкла к нему, случилось ждала его звонка вечерами. Наверное, просто устала бежать и решила – будь что будет. В конце концов – меня ведь никогда не любили. Может это так и должно быть – смесь усталого безразличия и привязанности? Тогда почему люди столько говорят об этом чувстве?.. Вдруг если этот человек всегда будет находиться рядом, мне будет лучше?
Контент:

Несколько недель назад я поступила в универ, как и хотел дед. Большой город, который я видела из окна такси, ничем не удивил и не обрадовал меня. В памяти остались только жара и усталость, а детали стерлись, как рисунок со старых обоев.

Сейчас душное лето подходило к концу, и холодный дождь казался спасеньем. Мне нравилось сидеть в саду, наблюдать из маленькой беседки, как разбиваются в лужах летящие с неба капли воды. Вспышки молний разрывали небо. Гремел гром. В воздухе разлилась прохладная свежесть.

Прошло полгода с тех пор, как Макс разозлил меня своим неожиданным и непрошеным вторжением в мою жизнь. За это время я привыкла к нему, случалось, что ждала его звонка вечерами. Наверное, просто устала бежать и решила — будь что будет. В конце концов, меня никогда не любили. Может быть, это именно смесь усталого безразличия и привязанности? Тогда почему люди столько говорят об этом чувстве?..

Вечером я поеду в город. Хотя больше всего мне хочется остаться дома и дремать на диване со своей книгой, но я уже дала обещание. Не надо было, а теперь поздно.

«Я постоянно думаю о тебе. Я люблю…» — зачем эта словесная мишура? Сколько боли причиняет она. А как я должна отвечать на это? Говорить «спасибо»?.. Как я могу прекратить этот поток слов?

Когда общепринятые понятия о нежности ранят, подслушанные и прочитанные где-то комплименты плетут тягостную сладкую сеть, признание в любви, подобно стальному обручу, стягивает шею и появляется острая боль от потери независимости — это люди называют любовью?

Взгляды и скрытые в них чувства пугают меня, прикосновения рук обжигают. Но я приду, мне уже непривычно тоскливо в одиночестве, хрупкий покой уже нарушен и это страшно. Надеюсь, что этот человек рано или поздно позволит мне уйти. Хотя лучше бы рано, чем поздно…

***

На маленькой кухне мы сидели напротив друг друга, как парочки на первых свиданиях. Когда еще каждый хочет казаться лучше, чем есть, и оба остаются осторожными и внимательными. Стараются больше слушать. Думают о чем говорить, а о чем умолчать. Следят за каждым жестом. Соприкасаются ладонями редко. Похожи ли они на влюбленных?.. Скорее нет, чем да. Ведь лишь узнав друг друга достаточно хорошо, садятся рядом, держатся за руки, ловят взгляды с улыбкой.

Мы, казалось, познакомились только вчера, если судить разлитому в воздухе напряжению. Я больше молчала, потому что не знала о чем говорить. Как поступала в ВУЗ — уже рассказала, о том, что сейчас читаю тоже. А то, что меня беспокоит на самом деле, обсуждать не привыкла. Он как будто тоже гадал, о чем говорить со мной. В книгах я читала, что любые человеческие отношения начинаются с общения, которое нравится обоим. И неважно любовь это или дружба — связь между людьми создают именно слова. Протянется ли тонкая нить от одного человека к другому, если говорить нет желания?

Макс несколько раз спрашивал, почему я ничего не прошу: ни цветов, ни подарков, ни комплементов. Что ответить на это? Я улыбалась и кивала. Цветы у меня есть в саду, но букеты я не срезаю, куда лучше растения выглядят живыми. Тем более мне иногда нужны листья, лепестки или стебли для моих зелий. Для чего мне полудохлые розочки из магазина? Я могла бы попросить подарить мне что-нибудь другое. Но представляя, как мой «возлюбленный» будет клянчить деньги на игрушки «для своей девочки» у родителей, чувствую какую-то брезгливость. А если хорошо подумать, что может сделать для меня Макс? Только одно — не портить слишком сильно мою и без того не особенно веселую жизнь.

Пару раз он поинтересовался, почему я никогда не капризничала, не устраивала истерик, не плакала у него на плече, жалуясь на жизнь. Вот эти вопросы меня ставили в тупик, я даже не улыбалась и не кивала. А сегодня Максу молчать надоело, и он продолжил старую тему.

— Почему ты не рассказываешь мне о своих делах? Не просишь помощи, истерик не закатываешь? Девушки это делают постоянно. Это же важно для вас.

— А ты уверен, что хорошо знаешь девушек? Просто не всегда можно делать выводы об общем, столкнувшись с несколькими частными случаями.

— Что ты имеешь в виду?..

— Ну это все равно что сказать: «Чайка, голубь, воробей — птицы и они летают, значит, все птицы летают».

— И что в этом такого? Все птицы летают. Но ты уходишь от темы!

— Нет, не ухожу. А вот пингвины и курицы — тоже птицы, но они не летают. Выходит, что не все птицы летают. Теперь вернемся к девушкам. Маша с первого подъезда, Ира с десятого и ее подруга Зоя — истерички. Значит ли это, что все девушки истерички. Нет, не значит.

Макс схватился за голову.

— Сколько можно?.. — прошептал он.

Обычно я не заставляю его думать над такими сложными вещами как птицы, но в этот раз он сам перепугал меня непонятными претензиями. Надо было как-то переключить, иначе дурно будет мне.

— Ну… это… тебе что хочется истерики? — я тронула его за руку. — Ладно, как-нибудь устрою. Только не сейчас.

В ответ на этот содержательный монолог Макс разразился целой тирадой:

— Ты закрываешь от меня свою душу стеной цинизма и холода. Когда-то тебе была нужна такая самозащита, а потом это стало привычкой. Как мне пробиться через эту стену?..

— Через ров с крокодилами, — ляпнула я, окончательно ошалев.

Он выругался сквозь зубы и коснулся моей руки. Я подняла голову и внимательно посмотрела на него. Надеюсь, сейчас этот спектакль прекратится, и мы вернемся к нормальному общению.

— Разве так ведут себя с теми, кого любят? — спросил Макс.

Итак, начался следующий акт. Актеры вновь выходят на публику, чтобы продолжить играть. Но аплодировать нельзя — обидится еще. Я закрыла глаза и осторожно разминала виски.

— Нет, — ответил он за меня. — Так говорят с врагом. Я никогда не был твоим другом, не был возлюбленным. Быть твоим врагом... Тогда ты не будешь безразличной.

«Уже не смешно. Где он такого насмотрелся? В третьесортном романтическом кино?» — подумала я, но вслух сказала:

— Послушай, давай прекратим этот разговор. Ни до чего хорошего мы так не договоримся. Мне лучше вернуться домой, потом мы все это обсудим, но спокойно.

Он не ответил и продолжал держать мою руку. Что-то безумное в этой маленькой темной кухне. Крупные капли скользили по мутному стеклу и вид из окна казался размытой картиной.

Как только приближается осень и начитаются дожди, у меня мерзнут ладони, хоть ходи в перчатках прямо с сентября. Так каждый год. Может, это потому что жизнь природы тихо гаснет? Моя маленькая ладонь медленно согревалась в его руке. Тепло приятно расслабляло. Мне в какой-то миг захотелось остаться. Макс не со зла устроил эту идиотскую сцену. Гладя маленькие пальцы, он осторожно отодвинул широкий рукав балахона, открыв тонкое запястье. Я немного подалась назад, но не отдернула руку.

Внезапно он сжал пальцы сильнее.

— Больно же, — предупредила я, прижимаясь к спинке стула.

— А будет еще больнее, — ответил он.

Читать дальше

02:00
498

2 комментария

02:28
Это прода глав, полный текст будет выложен 14 октября
02:58
все глава полная.