Ведьмина доля. Глава 43

Ведьмина доля. Глава 43
После занятия по античке я копалась дольше всех. С утра все валилось из рук. Постоянно возвращалась мыслями к убийству, которое произошло прямо под окнами, пока все спали. А если бы видела, что происходит, успела бы помешать, вызвать полицию?.. Наивно надеяться, что я могла бы помочь человеку и глупо испытывать чувство вины. Пока я спустилась бы по лестнице, спасать было бы уже некого. Мне ли не знать, как быстро движется нож в руке убийцы?
Контент:


Я слышала обрывки разговора, о том мы похожи с погибшей. Простое совпадение или кто-то хотел убить меня, и поэтому напал на человека с похожими приметами. Не такое уж и дурацкое предположение, если учитывать, что по мою душу приходили дважды. Но я же не центр вселенной, чтобы все покушения были именно на меня.

— Что с тобой сегодня? — спросил Олег. Он терпеливо дожидался, пока я уйду, чтобы закрыть класс.

— А? — мгновение я соображала, что ему все-таки от меня нужно, потом подумала, стоит ли говорить правду. А зачем что-то скрывать, если он и так узнает о случившемся. — Сегодня кого-то убили во дворе, и я задумалась, может это тот некромант?

— Понятия не имею, — он отвел взгляд в сторону и скрестил руки на груди.

— Неправа, — отозвалась я.

— Если бы это был тот самый убийца, он еще и поднялся бы наверх, снес дверь и с тобой сделал бы все то же самое. А ее зарезали. Думаешь, это тебя ждали?

— Ничего я не думаю.

— Если так, тогда логично было дождаться в девять вечера, когда ты обычно приходишь со второй смены, — продолжал он, будто не услышав моего ответа. — А ее убили в три часа ночи.

— Откуда такие сведения у тебя?

— А зайти на любой новостной портал и сама почитай, еще больше подробностей узнаешь.

— Зайду, — кивнула я и направилась к выходу из аудитории. — И спасибо, что отвез к целителю. Мне лучше, но не стоило.

— Отказываться о помощи — это такая жизненная позиция?

— За помощь всегда приходиться платить.

— Мне от тебя не нужно никакой платы — я просто поступаю так, как считаю нужным.

— Бывает, пожалуй, и так. Я пойду?

Он кивнул и я, наконец, вышла в коридор. Брела в оживленной толпе студентов, опустив голову, будто рассматриваю свои ботинки. Неужели нигде и никогда мне не будет спокойной жизни?

***

После приезда с сессии уединенный домик казался еще более уютным и родным, хотя в первый день каким-то непривычным. Создавалось впечатление, что за время моего отсутствия появилось что-то новое. Впрочем, мне навстречу вышла кошка, поэтому все хорошо. Как же мне не хватало ее эти две недели! И еще я была рада вернуться к любимым книгам и занятиям.

Но в первый же вечер позвонил Макс. А мне хотелось побыть одной, а не вместе с ним. Разве стоило после приезда приводить себя в порядок, одеваться и идти по темным улицам с низенькими домиками на остановку, ждать автобуса? А если пригласить его к себе, он просидит до утра. К тому он никогда не был в этом доме и мне придется выйти встречать его. В общем, трубку я так и не взяла. Не хотелось мне выслушать его приторную чушь после того, как рядом со мной прошла сама смерть.

Он позвонил и на следующий день, в конце концов я взяла трубку и откликнулась на его приглашение. Почему-то мне это вдруг стало одиноко в тишине. Но не лучше ли было не поднимать трубку никогда?

А привела моя глупость к тому, что наши встречи становились чаще. Теперь он уже перестал спрашивать разрешения прикоснуться ко мне. Самым худшим было, то я что привыкаю к этой страсти, к этой зависимости, поэтому не могу бежать прочь.

Стало удобно созваниваться вечерами, потом покидать уютный дом, ехать до города в темном холодном автобусе. Ждать пока Макс встретит меня на остановке. Потом сидеть на кухне без всякого желания пить чай и поддерживать бессмысленную беседу, просто чтобы не молчать и ждать, когда он позовет в свою комнату...

Так прошло полгода. Осень сменилась долгой зимой, а потом настала ранняя весна, хмурая и дождливая.

***

А в этот вечер я с огромным трудом выбралась из дома. Собиралась против обыкновения долго. Подойдя к остановке, вдруг подумала, что забыла погасить свечи на чердаке. И уже хотела вернуться, как вспомнила, что вообще не ходила на чердак. Неужели какая-то часть меня противится встрече? Почему бы это вдруг? Ведь я решила изуродовать себя таким способом и мне уже почти нравится.

По темно-синему небу неслись прочь облака. Серебряная луна, окруженная ореолом сияния, показывалась, освещая весь небосвод, но скоро исчезала, погружая весь мир во мрак. В тот момент для меня не было ничего прекраснее небесного светила. Вечность я готова была стоять на стылом ветру, смотря вверх. Подошел автобус, и нужно ехать.

***

Застав Макса в дурном расположении духа, сама поставила чайник, а потом взяла его руку в свои и прижала к щеке.

Смотрела в голубые глаза, ставшие мутными из-за скупого освещения, и ждала, пока он заговорит первым. Но Макс сжал меня в объятьях, вышло грубо. Мне хотелось выяснить причину его плохого настроения.

— Подожди… — попросила я.

— Потом. Все потом… — резко бросил он и повел меня за руку к себе, так и не притронувшись к чаю.

***

Казалось, он собрался убить меня, вычерпав жизненные силы. Боль оглушала, я тихо плакала, едва осознавая это, но его ничего не волновало. Особенно страшно стало, когда он зажал мне рот рукой, чтобы заглушить крик.

Наконец, оставил меня в покое. Несколько минут мы оба жадно глотали воздух, как выброшенные на берег рыбы. Мы молчали. Слов не осталось, да они не были нужны. Молчание — стало нашим спасением. Мы могли не замечать друг друга. Сделать вид, будто уснули и не в состоянии сказать ни слова. У меня не осталось сил даже на ненависть, но какое-то тревожное предчувствие не давало мне закрыть глаза.

— Сегодня… — медленно проговорил он. Затаившись от внезапного страха, ждала продолжения. — Я хотел сказать, что больше не люблю тебя. Я нашел девушку, с которой мне хорошо.

Дыхание перехватило, как от удара в ребра. Реальность ускользала от меня. Перед глазами расплывались предметы. Я прикусила губу, как от боли. Тогда почему он не сказал это сразу? Почему так поступил со мной? Что-то коснулось моей руки.

— Ненавижу!.. — слышу голос и только через несколько мгновений понимаю, что эти слова принадлежат мне.

Не помню, как оказалась на улице под звездным небом. Холод пробирался под кожу. Осмотрев себя, увидела, что куртка расстегнута, шарф небрежно наброшен на плечи. Свободный черный балахон был невероятным образом скомкан. Сумка в руках — это хорошо.

Должно быть, я похожа на пьяную или больную. Впрочем, последнее как раз недалеко от истины. Звезды перед моими глазами разбивались множеством искр. Свет фонарей, отражавшийся в стылых лужах, сверкал, дрожа — все было преувеличено реальное. Каждая деталь, каждое слово, каждый жест — врезались в мое сознание. Но вместе с тем, все слишком походило на один из моих кошмаров. Мне так хотелось проснуться с воплем!

«Я ведь еще успею на автобус, правда?..» — подумала я, стуча зубами от холода. Поправила одежду и побрела остановке, каждый шаг давался с трудом. Хотелось лечь прямо на блестящий асфальт, уснуть и забыть… обо всем.

Я ужасно замерзла, сжавшись на сиденье в автобусе, стало трудно дышать из-за заложенного носа. А на пороге дома появилась уже со всеми признаками простуды: слабость и головная боль, лихорадка и насморк.

Мозг еще понимал, нужно хоть что-то сделать, чтобы не заболеть окончательно, но тело не желало слушаться. Очень скоро я уснула, уже зная, что проснусь заболевшей по-настоящему.

Через неделю мне стало лучше, но черная пустота заполняла сознание. Во время болезни меня преследовали смутные видения. Не могу с уверенностью сказать, что было на самом деле, а что лишь в моем воображении.

Если верить всему, выходит что я нашла девушку, о которой он говорил мне. Дождалась у поезда, сжимая в руке под плащом магический кинжал. А что было потом? Этого я не помню. Я перебирала свою одежду с замиранием сердца, боясь отыскать пятна крови, но так и не нашла. Впрочем, крови на одежде могло и не быть — при желании я могу быть очень аккуратной.

В вечер мне запомнился так — лил дождь. Горло, отзывалось болью при каждом слове и вздохе. Трудно дышать от влажного воздуха, от холода, голова слегка кружилась. Я ждала, притаившись в тени.

Сердце замирало от каждого шороха. Стыд ожигал щеки, как след удара. В висках сжималась горячая боль. Наверное, во мне еще осталось что-то светлое и чистое и это отчаянно не умоляло уйти домой и уснуть в тепле. Но какая-то жестокость, которой я раньше никогда за собой не замечала, удерживала на места.

С трудом терпела эту внутреннюю борьбу. Почти ждала момента, когда противоречия заберут остаток сил и я упаду на колени в смешанную с дождевой водой грязь. Кинжал жег мне пальцы, протестуя против преступления. Ему не хотелось напиться человеческой крови — его предназначение совсем в ином. Это же магический клинок.

Помню размытое лицо, выражавшее сначала презрение — она думала, будто я пришла униженно просить. Потом искаженное ужасом — стало ясно, что просить я ничего не буду. Не знаю, что случилось дальше и не хочу знать.

Спросила у деда, ходила я куда-нибудь пока болела или нет. Он ответил, что поставил на забор и калитку магическую защиту и пояснил: «…чтобы черти тебя не понесли приключений на зад поискать». Выходит, это кошмары. Да и я могла узнать имя и адрес? Не Макс же мне его сказал сам. Впрочем, где она живет, можно было выяснить, если следить за домом Макса. Однако с высокой температурой мне такие «подвиги» не под силу.

После выздоровления магический дар напомнил о себе. Как жадный голодный зверь потребовал внимания, но тело слишком измучено болезнью, чтобы я могла внять зову. Осталось ждать, пока мне станет лучше.

Мы с Максом не разговаривали уже третью неделю, а вместо боли, меня переполняло чувство свободы. Что ж я легко проживу без так называемой, любви, в конечном счете — это отвратительное чувство. Найду другого идиота, если захочу. Рубцы на лице и теле, которые почти нравились мне, исчезли. Теперь те же люди, которые ненавидели меня, восхищаются. В их глазах я теперь красива, но у меня та же душа! Мои воспоминания не изменились! Я осталась прежней.

Почему они всегда видят только оболочку? Да я получала удовольствие от их искренней ненависти, питалась ей, как вампир кровью, становясь сильнее!.. Волны испепеляющей ненависти! Злые взгляды! Как это было прекрасно! А что теперь: «Какая милая девочка! Какая прелесть!». Они умиляются, смотря на меня! Где опасливые взгляды и злобный шепот за спиной? За что мне это?

Но скоро это перестанет иметь всякое значение. Я без остатка посвящаю себя искусству — оно не предаст, не бросит, не станет лгать. Я знаю, как подтолкнуть развитие моего дара. Теперь мне это не кажется такой уж глупостью. Скоро появятся первые цветы, пойду на кладбище, чтобы нарвать их для зелья.

Пусть моя жизнь, мои желания, мои чувства сгорят на алтаре во имя магии!..

02:00
589

2 комментария

22:07
это прода, полный текст будет 25 ноября
01:04
это полный текст