Вечная игра глава 7

​С силой разодрав тяжелые веки, Даймонд осторожно поднялся на постели. В голову будто бы налили расплавленного свинца, и металл медленно остывал в обоих полушариях мозга. Не привыкшему пить в таких количествах было противно и дурно.
Сглотнув, он почувствовал боль и начал искать глазами стакан или любую емкость с водой.

Комната шаталась перед глазами, руки дрожали. Но кувшин находился близко на табурете вычитать рядом с кроватью. Неловким жестом Дай дотянулся и жадно глотал чистую ледяную воду, пока не почувствовал приступ дурноты и его не вывернуло прямо на пол.
Контент:


Глубокое отвращение к себе сожгло все остальные эмоции, но скоро стало легче. Сознание прояснилось, и он с уверенностью мог сказать, что раньше никогда не был в этой комнате. Шторы плотно задернуты, хотя маленький блик света все-таки проник внутрь помещения и скользил по поверхности паркета.

Обстановка не была вызывающей, ни кричащих красок, ни эксцентричного рисунка на обоях. Все чисто вымыто — со столика и полок постоянно тщательно стирали пыль.

«Единственная грязь здесь — это я», — с ненавистью подумал Даймонд.

За дверью оказалась ванна, где он смог привести в порядок себя и свою одежду и найти тряпку, чтобы отмыть пол.

После Дай открыл окна и снова лег. Холодный воздух наполнил помещение, и стало зябко. Память медленно восстанавливала события прошлого вечера, каждое из которых отзывалось в душе болью.

Наконец, он дошел до встречи с той женщиной, но никак не мог вспомнить, что она говорила. Внутренний голос подсказывал, что там случилось что-то позорное. Память молчала. В ожидание чего-то еще более отвратительного Даймонд прижал коленки к груди и прикрыл глаза.

***

Дверь со скрипом отворилась, и он вздрогнул, как от удара. Почему-то не смог заставить себя обернуться и втянул голову в плечи.

Послышался шорох платья. Дай постарался расслабиться — воин не должен бояться. Но мучительная судорога прошла по его телу.

«Наверное, это потянуло холодом из коридора», — он нашел в себе силы, чтобы посмотреть в глаза вошедшей.

Та самая женщина, что вчера подошла к его столику, осторожно затворила дверь и присела в кресло. Сегодня он мог рассмотреть ее. Темно-карие глаза, затененные длинными ресницами, казались необычно холодными для этого цвета. Бархатная кожа обещала быть приятной на ощупь. Блестящие черные волосы убраны назад, бисерной сеткой. Взгляд притягивало глубокое декольте на платье. Медальон с драгоценным камнем, в котором расцветали алые и бардовые всполохи на простом черном шнурке, подчеркивал изгиб тонкой шеи.

Отчего-то ее красота внушала ему теперь брезгливость. Как будто при нем эта великолепная дама отмывала ухоженные изящные руки от зловонной грязи.

— Надеюсь мне не нужно напоминать вам о нашем вчерашнем соглашении?.. — мягко спросила она.

— Боюсь, что нужно, — хрипло ответил Даймонд. — Я не помню ничего.

— Да, — она невесело усмехнулась, — непьющим и начинать не стоит пить вино. Вчера вечером вы согласились служить мне.

— Это невозможно, я уже служу Алексу. Я двадцать лет в его отряде и…

Из небольшой прямоугольной сумочки она достала тетрадь в кожаном переплете с декоративной застежкой — скоро в ней нашелся и лист плотной писчей бумаги.

— А не вашей ли рукой тут подпись?.. Давайте я прочту вслух: «Я — Даймонд, старший сын Кермита, ниже подписавшийся, отдаю свою жизнь и клинок в распоряжение — Элеоноры наследницы Повелителей Мрака…»

— Я не мог подписаться под этим!.. — Не помня себя от бешенства, воин вскочил с места.

— И, тем не менее, подписался, — холодно ответила, даже не подняв глаз от документа. Она должна была испугаться или хотя бы вздрогнуть при виде такой ярости. — Сядь и дослушай!.. Видишь этот медальон?.. — Ловкие пальцы приподняли драгоценный камень, внутри которого вспыхивали багряные блики. — Тут твоя воля и твоя жизнь. Если пойдешь против меня, разобью его, и ты умрешь в страшных муках. Это понятно? Раньше надо было думать о своей чести.

Подавленный дьявольским спокойствием Дай сел на место и приготовился дослушать свой приговор.

— «…взамен мой младший брат будет возвращен в мир живых». Вот и твоя подпись — кровью, между прочим.

Несколько мгновений воин смотрел перед собой, а потом неожиданно рассмеялся.

— Ты не бог, чтобы вернуть мертвого!.. Можешь убить меня прямо сейчас!.. Я не стану тебе служить!..

— Как пожелаешь. Я не бог это верно, но запереть душу твоего брата в сосуд наподобие этого смогла. Преданный мне маг творения уже создает заново его тело, и когда ты выполнишь, все что я скажу — он получит новую жизнь. Так что мне разбить медальон?..

— Не надо. Я все сделаю. Позволь попрощаться с матерью, прежде… — закончить фразу он так и не смог.

Читать дальше

Вернуться в содержание

Смотреть иллюстрации

02:00
220

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!